Начальные классы

Русский язык

Тетрадкин Град

Литература

Английский язык

История

Обществознание

Биология

Математика

 

Для Архангельска прибытие корабля из заморских стран не было событием. Уже давно через этот порт нашли морскую дорогу в Россию иностранцы. Здесь сходили на берег купцы и различных дел масте­ра, послы и лекари, а то и просто путешественники, направлявшиеся посмотреть далекие и неведомые края. На пристань сгружались разные диковинные товары, привлекавшие внимание местных жителей.

На этот раз, погожим августовским днем 1654 года голландский корабль доставил в Архангельск необыч­ный груз. «На государев обиход» в Москву прибыли различные заморские деревья, не виданные в здеш­них краях. В списке, поданном царю Алексею Михай­ловичу, значилось: «два дерева оранжевых яблок, два дерева лимонных, два дерева винных ягод, четыре дерева перзиковых слив, два дерева априкозовых яблок, три дерева шпанских вишен мореллен, два дере­ва миндальных ядер, два дерева больших, сливы». Целый фруктовый сад! Оранжевые яблоки — это, ко­нечно, апельсины; винные ягоды — шелковица; пер­сиковые сливы — персики; априкозовые яблоки — абрикосы; шпанские вишни мореллен — вишни извест­ных сейчас сортов «Шпанка» либо «Аморель»; мин­дальные ядра — миндаль.

Дальше деревья продолжали путешествие по суше на телегах и благополучно достигли бы Москвы, не случись в столице эпидемии или, как тогда назы­вали, морового поветрия. Чтобы болезнь не рас­пространялась дальше по городам, на дорогах были выставлены заставы, не пропускавшие торговые обо­зы и отдельных странников. Поэтому-то прибывшие из-за моря деревья доехали только до Вологды и там застряли. О дальнейшей судьбе их нам ничего не из­вестно. Скорее всего эти теплолюбивые южане вы­мерзли в первую же суровую северную зиму. Но мы можем почти точно указать конечный адрес их путе­шествия.

На одном из ранних планов Москвы, так называе­мом Годуновском чертеже, который был составлен в XVI веке, в центре города, в Кремле, изображен Государев Красный сад. Он был за­ложен там намного раньше, воз­можно еще в XIV веке. Здесь раз­водили для царского двора различ­ные лекарственные и пищевые рас­тения. Вернее всего, необычный груз из Голландии направлялся именно сюда.

Был в Москве еще один инте­ресный сад — в селе Измайлове. Сейчас на этом месте расположен Измайловский парк культуры и от­дыха, а в 1666 году, более 300 лет назад, находилось несколь­ко участков, также носивших назва­ние садов или огородов, и царский зверинец.

Среди садов различали вино­градный сад, грушевый сад, сливо­вый сад, два вишневых сада, про­сяной сад — участок зерновых рас­тений, овощной огород и так назы­ваемый круглый огород — питом­ник лекарственных растений. Уже по этим названиям можно дога­даться, что выращивали в Измай­лове.

Самым удивительным, пожа­луй, был здесь виноградный сад. Для него виноградные кусты, го повелению царя, были привезены из Киева, Астрахани и с Северного Кавказа. Из Киева же был затребо­ван садовник специально для ухо­да за этим садом. На зиму виноград заботливо укрывали ро­гожами, чтобы он не подмерзал, весной его обрезали, подкармли­вали. Ягоды своего урожая заго­товляли впрок в глиняных горш­ках и отвозили в кремлевские подвалы.

Были в Измайлове и другие ди­ковинные для того времени расте­ния. За ними в разные концы стра­ны и «за море» рассылали цар­ских гонцов — сокольников. Так, грамота тех времен гласит, что в 1674 году Иван Савельев был послан по повелению царя Алек­сея Михайловича для покупки «заморских семян, дерев и трав».

Грецкий орех и шелковица — эти названия растений для нас зву­чат обычно, и мы им не удивляем­ся. А ведь грецкий орех в диком ви­де в Москве не растет. Его роди­на — горные леса Кавказа и Сред­ней Азии. Посмотрите по карте, какой длинный и долгий путь должны были проделать те, кто привез эти деревья в Москву.

Дикорастущая шелковица сей­час не встречается. Предполагают, что культурные формы ее были впервые выведены в Восточном Китае и оттуда уже распростра­нились по другим странам. В Ки­тае листья этого дерева издавна использовали для питания шелко­вичных червей — гусениц бабочки тутового шелкопряда. Из своих коконов эта бабочка вытягивает тонкую нить, идущую для про­изводства натурального шелка. Отсюда и название дерева — шел­ковица. Кстати, в Москве ее раз­водили тоже не только ради кра­соты и сладковатых водянистых плодов. В 1672 году Алексею Михайловичу «челом ударил пер­сидские земли армянин Григорий Лусиков со шкатункою с червя­ми, от которых шелк родится». Это и были гусеницы тутово­го шелкопряда. Наладить произ­водство шелка в Москве, правда, не удалось, но память об этом осталась. Было в Измайловском саду даже американское растение — махорка — один из видов табака.

Прежде чем попасть в Россию, табак совершил дальнее и длитель­ное путешествие. Первые сведения о том, что жители американского острова Сан-Доминго курят сухие листья неизвестного растения из трубок под названием «табаки», привез в Европу в 1496 году участник плавания Колумба монах Пано. Затем табак попал в Порту­галию, откуда французский послан­ник Нико вывез его в 1560 году в Париж. Знаменитый ботаник Карл Линней назвал это растение в честь него «никоциана». В России табак стал известен в конце XVI века, но широко распространился лишь при Петре Первом, когда он в 1697 году официально разрешил курить его. До этого курение «табачища» было запрещено под угрозой смерт­ной казни. Правда, этот запрет был введен главным образом из-за стра­ха, что курение явится причиной и без того частых московских пожаров.

Иноземные растения в то время росли не только в Измайлове. По всей Москве то тут, то там вокруг добротных рубленых изб зеле­нели сады. Даже целый район так и назывался — Садовники. А в са­дах между плодовыми деревьями, как правило, размещались ого­родные грядки, где росли различные овощи, цветы, пряные и лекарственные растения. Среди описаний «заморских цветов» в Моск­ве XVI века мы узнаем средиземноморские ноготки и центрально­американские бархатцы.

Нередки были на московских столах и другие среди­земноморские растения: однолетний майоран и вечнозе­леный розмарин, душистая кулинарная приправа ко многим блюдам.

Известный путешественник семнадцатого века Адам Олеарий, посетивший Московию, в своих записках вспо­минает, как при прощании с ним гостеприимные москви­чи подарили ему пудовую дыню — и такие чудеса росли здесь на грядках! Как же удавалось вырастить эти теп­лолюбивые растения в сравнительно нежарком москов­ском климате? Ведь теплицы и парники тогда еще не были известны, стекло ценилось необычайно дорого, и даже многие окна домов были затянуты бычьими пу­зырями или пластинами полупрозрачной слюды. Ока­зывается, секрет заключался в устройстве так назы­ваемых «паровых гряд», обильно удобренных горячим навозом. Получались, таким образом, как бы парники без стекла, но с усиленным подогревом почвы.

Если бы кому-нибудь из читателей чудом удалось очутиться в Москве XVI века, то он бы очень удивил­ся, увидев среди пищевых растений, разводимых наши­ми предками, некоторое, совершенно для него необыч­ное. Например, известное старинное руководство того времени по ведению хозяйства «Домострой» довольно подробно рассказывает о разведении растения под на­званием... борщ! Впрочем, оно известно и сейчас, только называется иначе — борщевик, да и в пищу уже почти не используется. Точно так же вышла из обихода ранее широко применявшаяся лебеда — ближайший родствен­ник культивируемого ныне шпината.

Какие из испытанных в XVII веке в Измайлове культурных растений выращивают под Москвой и сейчас? Назовите их.

Поинтересуйтесь, как устроены современные парники и тепли­цы (есть ли они на вашем пришкольном участке?). В чем состоит основной труд по уходу за растениями в парниках?

Поиск

Физика

Поделиться:

ОГЭ и ЕГЭ

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru