Начальные классы

Русский язык

Тетрадкин Град

Литература

История

Обществознание

Биология

Математика

 

В 1931 году молодой доцент Геттингенского университета биохимик Адольф Фридрих Иоганн Бутенандт (1903–1995) занимался химией половых гормонов. Он производил свои опыты на бабочках шелкопряда. Почему именно на бабочках? 

Дело в том, что учёных давно занимала одна загадка: как могут насекомые общаться между собой, другими словами, как, например, самцы узнают, где находятся их пары? И загадочным было то, что они узнают друг друга на больших расстояниях. Сигналы бабочек‑самок тутового шелкопряда самцы воспринимали на расстоянии до 10 километров!

По‑видимому, именно насекомые за время своей эволюции смогли выработать какую‑то систему неуловимой химической сигнализации и с её помощью передавать информацию о своём присутствии (вроде сигналов распознавания в военной авиации «свой – чужой»). Эти совершенно неуловимые сигналы обладали огромной эффективностью.

Несколько лет группа сотрудников Бутенандта занималась трудной и кропотливой работой. Они обработали десятки тысяч желёз бабочек‑самок и выделили около трёх миллиграммов полового гормона типа андростерона, который помогает развитию вторичных половых признаков. Его вырабатывают экзокринные железы животных. Называются эти вещества феромонами.

Бутенандт изучил их химическое строение и за несколько недель с помощью сотрудников синтезировал загадочные химические сигналы. Бабочки‑самцы чувствовали их на огромном для бабочек расстоянии – добром десятке километров – и целеустремлённо летели на призыв…

Несмотря на свою «неощутимость», сигналы (феромоны) оказывают существенное влияние на поведение других особей того же вида, а иногда на их рост и развитие. Сегодня уже открыто множество типов или классов феромонов. Есть привлекающие, есть отталкивающие. Есть феромоны страха, есть – смерти…

Поиск

Поделиться:

ОГЭ и ЕГЭ

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru